Портал частного сектора Анапы Бюджетный отдых в Анапе

Вход Регистрация

Анапа. Историко-географическій очеркъ.

Монография русского учителя географии Виктора Петровича Щепетева (1860-1931) посвященная изучению природных,исторических и социальных особенностей Анапского региона. Опубликованна в 1914 году.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Современная Анапа богата памятникамі самой глубокой древности; памятники эти состоятъ изъ монетъ, обломковъ статуй, посуды, украшеній, миніатюрныхъ статуэтокъ изящной работы и т.п. Кромѣ того, въ Анапѣ найдено значительное количество надписей на камняхъ, частью на мраморѣ, — надписей на греческомъ языкѣ, бросающихъ нѣкоторый свѣтъ на судьбы города. Масса этихъ остатковъ старины увезена въ Петроградь и хранится въ Эрмитажѣ, значительная часть передана въ Керченскій музей, много предметовъ старины хранится у мѣстныхъ любителей древности; но, вѣроятно, еще большая часть лежитъ погребенная въ землѣ, задѣланная въ тротуары, фундаменты и стѣны домовъ.

Въ Анапѣ и ея окрестностяхъ найдено до 30 памятниковъ греческой эпиграфики, дошедшихъ до насъ, къ сожалѣнію, большею частью въ видѣ обломковъ. Всѣ эти памятники, за исключеніемъ штемпеля съ именемъ Горгиппа, относятся къ первымъ вѣкамъ по Р.X. * ) Въ ту же эпоху знаменитый греческій географъ Стравонъ, издавшій свой трудъ въ 18 году по Р.Х.*, уже знаетъ, что на побережьѣ къ югу отъ Фанагоріи (вблизи Тамани) лежали города Синдика, названная по имени народа синдовъ, и Горгиппія. На основаніи названныхъ археологическихъ находокъ и Стравона, такимъ образомъ, устанавливается, что на мѣстѣ нынѣшней Анапы въ I вѣкѣ по Р.X. сушествовалъ греческій городъ, носившій имя Горгиппiи ** ), а по сосѣдству съ нимъ лежалъ другой — Синдика.

Въ 1895 г., однако, найденъ былъ эпиграфическій памятникъ, который доказываетъ, что греческій городъ существовалъ на мѣстѣ Анапы еще задолго до Р. X. Лѣтомъ 1895 г. въ Анапѣ, на земельномъ участкѣ турецкаго подданнаго Цихлакиди, при рытьѣ фундамента для постройки дома, найдена плита изъ хорошаго бѣлаго мрамора. Вообще изъ обилія мраморныхъ обломковъ можно догадываться, что городъ былъ богатъ мраморомъ, гораздо богаче современной Анапы, еще не знающей мрамора для своихъ сооруженій, быть-можетъ, былъ красивъ и изященъ, украшенъ статуями, колоннадами и портиками. Найденная плита оказалась безъ всякихъ украшеній, но покрыта съ обѣихъ сторонъ греческими письменами. Рабочіе, желая знать, изъ какого камня сдѣлана плита, уже начали было ломами отбивать куски ея, но мѣстный податной инспекторъ г. Поповъ остановилъ ихъ и принялъ мѣры къ сохраненію плиты, которая затѣмъ была пріобрѣтена академикомъ Н.И. Веселовскимъ и перевезена въ Керченскій музей, гдѣ и хранится по настоящее время. Извѣстнымъ знатокомъ и издателемъ надписей, найденныхъ на сѣверномъ берегу Чернаго моря, В.В. Латышевымъ, она прочитана и на основаніи ея изученія имъ сдѣланы чрезвычайно важные выводы.

Оказывается, надпись на плитѣ представляетъ списокъ побѣдителей, одержавшихъ побѣду въ такъ называемомъ „длинномъ бѣгѣ“ во время праздника Ермія. Очевидно, городъ настолько тщательно хранилъ греческіе обычаи и культъ, что даже на камнѣ увѣковѣчивалъ имена побѣдителей въ состязаніяхъ. Имена, около 170, большею частью греческія, но неоднократно встрѣчаются имена Синдъ и Скиѳъ, какъ личныя. Характеръ буквъ и правописаніе прямо указываетъ на III вѣкъ до Р. X.

Отсюда мы приходимъ къ выводу, что въ III в. до Р. X. на мѣстѣ нынѣшней Анапы существовалъ греческій городъ, ведшій сношенія съ греческимъ міромъ (мраморъ, очевидно, привозился оттуда), строго соблюдавшій религіозныя вѣрованія и обычаи, вынесенные изъ собственной Еллады; главное ядро населенія этого города составляли греки іониѳческаго племени, но среди нихъ была нѣкоторая примѣсь дорійцевъ и, очевидно, сосѣднихъ варварскихъ племенъ скиѳовъ и синдовъ, которые, переселившись въ греческій городъ, постепенно пріобщались къ греческой культурѣ и сохранили память о своемъ происхожденіи только въ своихъ племенныхъ именахъ, передававшихся преемственно въ качествѣ личныхъ. Несомнѣнно, что и здѣсь мы имѣемъ дѣло съ тою же Горгиппіей, которую видимъ и у Стравона.

Остается выяснить, къ какому же времени относится основаніе этого города. Принимая во вниманіе, что самою важною греческой колоніей въ этой области былъ Пантикапей (Керчь), основавный еще въ VII в. до Р.X., когда проникли сюда іоняне, а затѣмъ Фанагорія (вблизи Тамани) на Таманскомъ полуостровѣ, мы имѣемъ право предположить, что къ тому же столѣтію или позднѣе относится основаніе Горгиппіи, первоначально, быть-можетъ, въ видѣ торговой факторіи, позднѣе развившейся въ городъ, или небольшого укрѣпленнаго пункта, направленнаго именно противъ воинственныхъ сосѣдей, варваровъ синдовъ и скиѳовъ.

Ближайшими къ Анапѣ и, быть можетъ, старшими по времени, основаны были греческіе колоніи Кипы, Ермонасса и Фанагорія, лежавшія по берегу Таманскаго полуострова. Эти города, равно какъ и Горгиппія, вскорѣ втянулись въ кругъ интересовъ и отношеній Пантикапея, подчинились ему и съ прочими его владѣніями на Крымскомъ полуостровѣ составили государство, извѣстное подъ названіемъ Воспорскаго царства. Въ составъ его входили и названные греческіе города и покоренные сосѣдніе варварскіе народы. Къ югу по берегу Чернаго моря Воспорское царство заканчивалось Горгиппіей; южнѣе ея жили воинственныя варварскіе племена зихи, ахеи, эніохи, съ которыми властителямъ царства приходилось бороться, такъ какъ они занимались морскимъ разбоемъ.

* ) В. В. Латышевъ. Эпиграфическіе этюды, VIII. Жур. Минист. Народн. Просвѣщ. Мартъ. 1896. ** ) Горгиппія (греч) основана въ IV в. до Р. X. тестемъ Перисада І-го, Горгипомъ (Воспоръ Киммерійскій въ эпоху Спартокидовъ, С. Мельникова-Разведенкова. Сбор. мат. для опис. мѣст. и плем. Кавк. ХХІ). Этимологія слова: (греч) страшный, быстрый-(греч) лошадь.

Несомнѣнно, что Горгиппія принимала дѣятельное участіе въ той обширной торговлѣ, которую вело Воспорское царство. Изъ нея, какъ изъ другихъ городовъ черноморскаго побережья, вывозились прежде всего хлѣбъ, затѣмъ лѣсъ, мѣха, кожи, шерсть и т. п. Главный предметъ вывоза, конечно, былъ хлѣбъ. Очевидно, что варварское подчиненное населеніе занималось земледѣліемъ и свозило хлѣбъ въ прибрежные пункты. Обиліе кургановъ въ окрестностяхъ Анапы и присутствіе варварскаго элемента въ населеніи города показываетъ, что уже тогда вліяніе сосѣдняго кочевого и полуосѣдлаго населенія играло для нея важную роль. Далѣе несомнѣнно, что торговля велась съ аѳинянами, стоявшими во главѣ тогдашней коммерческой дѣятельности; въ обмѣнъ за сырые продукты аѳиняне доставляли вино, масло, предметы убранства и роскоши, оружіе.

Въ составѣ Воспорскаго царства Анапа (Горгиппія) оставалась до первой половины I в. до Р. X, когда насильственнымъ образомъ прекратилась правившая царствомъ династія Спартокидовъ.

Въ 80 г. до Р.X. Воспорское царство было покорено Миѳридатомъ и вошло въ составъ его владѣній. По смерти Миѳридата оно, подъ главенствомъ Рима, управлялось его родственниками; съ 71 г. по Р. X. одинъ изъ нихъ принялъ имя Тиверія Юлія и началъ династію Тиверіевъ Юліевъ, которая, подъ главенствомъ Рима, царствовала, какъ видно изъ находимыхъ монетъ, до 342 г. по Р.X Отсутствіе монетъ съ болѣе поздней датой показываетъ, что царство постигла какая-то катастрофа, и оно перестало существовать. Кажется, къ этой именно эпохѣ относится надпись на обломкѣ мраморной плиты, найденной въ Анапѣ среди камней, которыми вымощенъ былъ тротуаръ. Этотъ камень составляетъ собственность частной гимназіи Б.Н. Вознесенской, и на немъ, между прочимъ, ясно читаются слова (въ переводѣ): „Тиверія“ и „народъ горгиппійцевъ“.

Нужно думать, что Горгпппія пережила тѣ же событія, которыя произошли въ ея столицѣ, Пантикапеѣ.

Дальнѣйшая исторія Горгиппіи совершенно темна. Достойно примѣчанія то обстоятельство, что на картѣ Птоломея, относяшейся ко второй половинѣ II в. по Р.X., т.е. черезъ сто лѣтъ съ небольшимъ послѣ Стравона, нѣтъ Горгиппіи, а есть Синда и Синдская гавань. Куда же дѣвалась Горгиппія? Невозможно допустить, чтобы Птолемей забылъ или не счелъ нужнымъ нанести ее на карту; такъ же трудно предположить, чтобы въ періодъ съ небольшиимъ ста лѣтъ она совершенно исчезла съ лица земли. Притомъ на мѣстѣ, гдѣ должна быть Стравонова Синдика, у Птоломея указана Синда, а тамъ, гдѣ мы ожидали бы Горгиппію, уже указана Синдская гавань. Не должны ли мы отсюда предположить, что подъ вліяніемъ неизвѣстныхъ намъ обстоятельствъ (экономическаго упадка, вражескаго нашествія, возобладанія варварскаго синдскаго элемента надъ греческимъ) чисто греческое названіе города, Горгиппія, замѣнплось другимъ и что для торговыхъ мореплавателей далекаго юго-запада Еллады Аѳинъ, городъ сталъ болѣе извѣстенъ подъ названіемъ Синдской гавани и подъ этимъ именемъ нанесенъ на карту * ).

Во всякомъ случаѣ, мы не имѣемъ права предполагать, что самый городъ исчезъ съ лица земли; хотя болѣе извѣстный подъ другимъ названіемъ и съ преобладаніемъ не греческаго, а варварскаго элемента, онъ существовалъ и, очевидно, славился, какъ якорная стоянка. Несомнѣнно, что еще въ концѣ XVIII в. по Р.X. турки избрали этотъ пунктъ для постройки крѣпости именно потому, что онъ представлялъ хорошую якорную стоянку.

Въ періодъ времени съ V по XV в. по Р.X. весь югъ и юго-востокъ Европы переживаетъ одно за другимъ варварскія нашествія кочевниковъ, вліяніе которыхъ въ этотъ періодъ стало, вѣроятно, господствующимъ въ исторіи Анапы. Все побережье Кавказа состояло во владѣній Византійской имперіи, но участокъ отъ Тамани до начала Кавказскаго хребта, сосѣдній со степью, а слѣдовательно и Анапа, очевидно, слабо зависѣли отъ центральной власти, а чаще находился въ другихъ рукахъ. Изъ проходившихъ здѣсь кочевыхъ племенъ каждое забрасывало свои бурные всплески и въ Анапу, какъ бы она тогда не называлась. Готѳы (IV в.), гунны (IV—V в.в.), хазары (IX в.), вѣроятно, не разъ разоряли или грабили ее. Столѣтіемъ позднѣе здѣсь возникаетъ русское удѣльное княжество Тмутаракань (греческое названіе этой провинціи Византіи было Таматарха), но оно существовало съ небольшимъ сто лѣтъ и было затоплено и смыто новыми волнами кочевниковъ-печенѣговъ, половцевъ, затѣмъ татаръ. Татары неоднократно подвергали страшному разоренію Крымское побережье, разоряли и сжигали Керчь (старый Пантикапей); очевидно, та же судьба не разъ постигала также и Синдскую гавань, и ея сосѣдей Фанагорію, Кипы, Ермонассу, старыя имена которыхъ постепенно забылись и замѣнились новыми. На картѣ географа Бенинказы въ XV в. по Р. X. мы встрѣчаемъ на мѣстѣ Синдской гавани уже названіе Мапа, быть-можетъ, испорченное названіе Анапа, данное, вѣроятно, уже турками ** ).

* ) Синдскій портъ (греч) находился при устьѣ Кубани, впадавшей раныпе въ Черное море, стало быть, близко къ Горгипиіи. Неудивительно, что ѵже Стефанъ Византійскій смѣшивалъ оба города. ** ) Это слово черкесское: ане столъ-ппе носъ—анепе конецъ стола = мысъ. Л. Л

Этотъ послѣдній азіатскій народъ въ XIV в. уже овладѣлъ Балканскимъ полуостровомъ, въ 1458 г. взялъ Кон- стантинополь, а черезъ 20 съ неболыпимъ лѣтъ отнялъ отъ генуэзцевъ Ѳеодосію (Кафу) на южномъ берегу Крыма. Нужно предполагать, что Анапа подпала подъ власть турокъ еще раньше.

Весьма вѣроятно, что рядъ нашествій варваровъ, приведшій въ упадокъ и запустѣніе древнюю Горгиппію, позднѣе Синдскую гавань, закончился полнымъ разореніемъ и уничтоженіемъ внѣшней красоты города подъ властью гру- быхъ и фанатичныхъ варваровъ - турокъ. Въ рукахъ турокъ Анапа оставалась портовымъ городомъ и, очевидно, служила для вывоза хлѣба. Укрѣплена она не была. Сосѣдями ея теперь состояли кавказскіе горцы — черкесы, очевидно, тѣ же народы, которые въ древнѣйшемъ мірѣ назывались: синды, ахеи, эніохи, зихи.

Въ такомъ положеніи оставалась Анапа еще около трехъ столѣтій, когда съ сѣвера начали тѣснить турокъ и горцевъ русскіе, сначала донскіе казаки, потомъ запорожцы, которые по жалованной грамотѣ Императрицы Екатерины II получили на вѣчные времена Таманскій полуостровъ (Старое Черноморье) и земли по Кубани. За этими передовыми силами двигались правительственныя войска. Эта грозная опасность заставила турокъ укрѣпить Анапу, чтобы въ ней имѣть оплотъ противъ русскихъ и изъ нея поддерживать горцевъ. Крѣпость выстроена въ Анапѣ французскими инженерами въ 1783 году.

Во все время войны съ горцами отсюда на Кавказъ шли запасы хлѣба, боевыхъ припасовъ и оружія; отсюда шла религіозная пропаганда мусульманства, отсюда же отправлялись эмисары и инструкторы для организаціи силъ горцевъ противъ русскихъ. Въ свою очередь, Анапа долго служила туркамъ рынкомъ, гдѣ они покупали для своихъ гаремовъ черкесскихъ дѣвушекъ. Въ силу того значенія, которое пріобрѣла Анапа съ постройкой крѣпости, цѣлое столѣтіе (вторая половина XVIII вѣка и первая XIX) идетъ борьба за Анапу между Россіей и Турціей.

Въ царствованіе Екатерины II, во время Второй Турецкой войны, 22 іюля 1791 года, Анапа послѣ кровопролитнаго штурма была взята графомъ Гудовичемъ, но по Ясскому миру возвращена туркамъ. Въ 1807 году, во время Турецкой войны при Александрѣ I, она опять была взята русскими, но по Бухарестскому миру опять возвращена. Во время Турецкой войны при Николаѣ I, въ 1829 году, Анапа вновь была осаждена и взята послѣ упорной защиты генералъ-адъютантомъ Меньшиковымъ и оставалась въ рукахъ русскихъ до 1855 года, Въ этомъ году, во время Севастопольской войны русскіе оставили и сожгли Анапу, а сами отступили за Кубань. Анапа была временно занята черкесами. Въ августѣ 1856 года русскіе возвратились подъ начальствомъ Муравьева и послѣ кровопролитнаго штурма вновь овладѣли Анапой, послѣ чего она навсегда осталась въ составѣ Россіи.

Въ 1864 году, по окончательномъ покореніи Западнаго Кавказа, только немногіе представители черкесскаго населенія, сосѣдняго съ Анапой, согласились принять русское подданство; вся же остальная масса эмигрировала, съ согласія русскаго правительства, въ Турцію.

Такимъ образомъ, Анапа насчитываетъ около 2,500 лѣтъ существованія.

Анапа имѣетъ очень невыгодное положеніе: на берегу Чернаго Моря она лежитъ между Керчью (въ пяти часахъ плаванія на пароходѣ) и Новороссійскомъ (въ четырехъ часахъ плаванія). Такъ какъ для пароходовъ важно, чтобы ихъ прибытіе и стоянка въ большихъ портахъ Керчи и Новороссійска происходили днемъ, засвѣтло, то въ Анапу пароходы, поддерживающіе сообщеніе вдоль Черноморскаго берега (Русскаго Общества пароходства и торговли и Россійскаго Общества страхованія и транспортированія кладей), попадаютъ только ночью. Поэтому, если море очень бурно и шлюпки не могутъ выйти въ море, то пароходы проходятъ мимо; въ случаѣ качки, пассажирамъ не до любопытства о томъ, что такое Анапа; если же море тихо, то съ борта парохода, останавливающагося въ полуверстѣ отъ берега, видны только неясныя очертанія берега и ярко блещущія звѣзды электрическихъ фонарей. Поэтому пассажиры пароходовъ, отлично представляющіе себѣ Новороссійскъ и Керчь, такъ какъ видятъ ихъ днемъ, не могутъ составить себѣ никакого представленія объ Анапѣ.

Анапа лежитъ въ Кубанской области на берегу Чернаго моря, и это даетъ ей значеніе портоваго города. Море у береговъ Анапы никогда не замерзаетъ; въ самыя суровыя зимы, когда замерзаютъ порты въ Одессѣ, Керчи, у береговъ Анапы образуется ледяная кайма 2 — 3 аршина шириною — не то, что въ Новороссійскѣ, гдѣ набережная и прибрежные дома обмерзаютъ, покрываясь ледяною корою. Слѣдовательно, Анапскій портъ какъ лѣтомъ, такъ и зимою доступенъ судамъ. Правда, они останавливаются на рейдѣ, но не далѣе полуверсты отъ берега, а суда болѣе мелкаго водоизмѣщенія подходятъ къ самой пристаии. Для устройства порта Анапская бухта представляетъ значительныя удобства, тѣмъ болѣе что знаменитый нордъ-остъ (сѣверо - восточный вѣтеръ) никогда не достигаетъ здѣсь такой силы, какъ въ Новороссійскѣ; въ послѣднемъ отъ него нерѣдко гибнутъ суда, въ Анапѣ же такихъ случаевъ не бывало.

Въ силу описанныхъ качествъ своего порта Анапа представляетъ выдающійся интересъ какъ для Черноморско- Кубанской желѣзной дороги, такъ и для Влаликавказской. Первая могла бы вывести свой строящійся путь къ Черному морю въ Анапѣ и создать экспортный рынокъ, совершенно независимый отъ Владикавказской желѣзной дороги; вторая, проведя тридцативерстную вѣтку отъ станціи Тоннельной до Анапы, могла бы создать здѣсь вспомогательный Новороссійскому портъ. Это крайне своевременно и необходимо, потомѵ что Новороссійскій портъ становится тѣсенъ и недостаточенъ для колоссальнаго вывоза: залежи вагоновъ образуются здѣсь десятками тысячъ и пароходы нерѣдко ждутъ очереди нагрузки по мѣсяцамъ.

Анапа расположена на мысѣ, который выдался въ море на 590 саженей; поэтому городъ съ трехъ сторонъ окруженъ моремъ; это изобиліе моря поражаетъ въ Анапѣ: куда ни пойдешь, всюду море. Берега этого мыса круты и представляютъ каменные утесы высотою отъ 7 до 15 саженъ. Начиная отъ Лысой горы, въ 12 верстахъ къ югу отъ Анапы, берегъ идетъ прямой линіей, состоя изъ отвѣсной почти каменной стѣны, постепенно понижающейся отъ 15 до 20 саженъ высоты, по направленію къ сѣверо-западу и, образовавъ недалеко отъ конца мыса изгибъ (такъ называемую Малую бухту), поворачиваетъ къ сѣверо-востоку, продолжая понижаться и дѣлаясь отложе; дойдя до начала песчанаго пляжа, берегъ поворачиваетъ прямо къ сѣверу, а высокая гряда берега отъ этого мѣста идетъ по сушѣ, сохраняя направленіе къ сѣверо-востоку и составляя край высокой равнины, на которой раскинулась Анапа. Песчаный же и низкій берегъ, повернувъ къ сѣверу, далѣе постепенно загибаясь къ сѣверо-сѣверо-западу и образуя обширную излучину, тянется на разстояніи 40 верстъ и представляетъ собою знаменитый анапскій пляжъ. По городской землѣ пляжъ тянется на 10 верстъ.

Мысъ, на которомъ расположена Анапа, представляетъ собою окончаніе приподнятой равнины, которая на югѣ и юго-востокѣ ограничена невысокими горнымн хребтами. Равнина эта тянется до станицы Раевской въ 19 верстахъ къ сѣверо-востоку отъ Анапы; здѣсь равнину замыкаетъ новый болѣе высокій горный хребетъ; только переваливъ его, попадаешь на станцію Тоннельную. Съ самой высокой точки этого перевала хорошо видно омывающее Анапу море—на разстояніи 25 верстъ, но, конечно, не видно города. Ночью, однако, отлично видно надъ нимъ сіяніе отъ электрическаго освѣщенія. Такимъ образомъ, съ юга и юго-востока анапская равнина окаймлена невысокими горами, но къ сѣверо-западу она понижается, образуя низменность, часть которой представляютъ собою плавни, т. е. болотистыя пространства, покрытыя тростникомъ (по мѣстному „очеретомъ“). Вліяніе плавней вовсе не отражается на Анапѣ; только ея ничтожная часть, расположенная на низменности у протока Анапки, отъ него не совсѣмъ свободна.

Почва Анапы и ея окрестностей частью черноземная, частью глинистая. Нѣкоторые сорта Анапской глины заслуживаютъ особаго вниманія. Городъ располагаетъ громадными залежами каолиновой глины (фарфоровой). Въ 1908 году Министерство Торговли и Промышленности, имѣя въ виду развитіе гончарно-керамическаго дѣла въ Россіи, командировало художника г. Роотъ во Францію и Англію для спеціальнаго изученія какъ самой промышленности, такъ и постановки и организаціи художественно-промышленныхъ учебныхъ заведеній, подготовляющихъ мастеровъ гончарно- керамическаго дѣла. Затѣмъ г. Роотъ былъ командированъ съ тою же цѣлью въ различныя мѣста Россіи.

Производя свои изслѣдованія, г-нъ Роотъ нашелъ, что въ окрестностяхъ Анапы имѣются несомнѣнныя и исключительныя по богатству залежи разновидныхъ сортовъ глины каолиноваго и известковаго характера, по существу лучшіе въ Россіи, и силикатнаго песка. Эти залежи представляютъ чрезвычайно цѣнный матеріалъ для гончарно-керамическаго производства. Анапскій районъ можетъ давать не только великолѣпный кирпичъ и черепицу, которая по своимъ качествамъ должна цѣниться выше марсельской, но и превосходную посуду, и разнообразный облицовочный матеріалъ для домовъ, столь успѣшно вытѣсняющій камень во Франціи и въ Англіи.

Къ тѣмъ же выводамъ пришли и вызванные для изслѣдованія нефтяныхъ промысловъ близъ Суворовско-Черкесскаго аула (въ 16 верстахъ отъ Анапы) извѣстные въ Европѣ геологи, д-ръ геологіи проф. Яковъ Шоаренъ (Стокгольмъ) и д-ръ геологіи Торбернъ Федроусо (Баку). Кромѣ богатѣйшихъ залежей каолиновой глины, они нашли анапскій песокъ высокимъ по качеству.

Анализъ бѣлой и красной глины оказался такой.

  Въ процентахъ.
  бѣлая красная
Окись кремнія 42.1 51.13
Аллюминія 7.56 8.74
Желѣза 3.8 7.56
Кальція 22.76 15.94
Магнiя 0.3 слѣды
Марганца слѣды слѣды
Натрiя 0.3 0.24
Калiя 0.26 0.42
Мелкаго песку 18.99 28.86
Чистой глины 58.25 55.70
Влаги 1.88 2.76
Потеря въ прессовкѣ 21.50 18.22

Этотъ анализъ показываетъ, что по своимъ качествамъ анапская каолиновая глина несравненно выше всѣхъ сортовъ, существующихъ въ Россіи. Въ то время какъ въ Анапѣ втунѣ лежатъ эти богатства, на всемъ Сѣверномъ Кавказѣ фарфоровая и фаянсовая посуда получается изъ центральной Россіи. Несомнѣнно, что легкость вывоза, въ случаѣ проведенія въ Анапу желѣзной дороги, поведетъ къ основанію здѣсь фарфоровой и фаянсовой промышленаости, выдѣлки терракоты и узорныхъ кафель (изразцовъ).

Въ настоящее время этотъ цѣнный матеріалъ служитъ только для выдѣлки кпрпича, черепицы и самой простой гліняной посуды. Анапскій кирпичъ настолько высокаго качества, что его берутъ туда, гдѣ требуется наиболѣе прочный строительный матеріалъ; поэтому апапскій кирпичъ встрѣчается и въ Керчи, и въ Батумѣ, и по всему побережью. При помощи желѣзной дороги онъ могъ бы двинуться и въ другія мѣста. Производство кирпича въ Анапѣ возможно въ неограниченномъ количествѣ; въ настоящееже время его выдѣлывается около 10.000,000 штукъ въ годъ.

То же самое можно сказать и объ анапской черепицѣ: высокаго качества, легкая, по достоинству нисколько не ниже знаменитой марсельской, она могла бы завоевать еще болѣе обширные рынки при существованіи въ Анапѣ желѣзной дороги. Черепицы въ Анапѣ выдѣлывается около 3.000,000 штукъ въ годъ.

Въ окрестностяхъ Апапы, въ 3 верстахъ къ сѣверу, въ такъ называемой Чембуркѣ, выламывается высокаго достоинства известковый камень и обжигается известь. Известь очень хорошая и употребляется не только на мѣстѣ, но и вывозится въ количествѣ до 500,000 пудовъ. Мягкіе слои почвы имѣютъ въ Анапѣ незначительную глубину; уже на глубинѣ 3—5 аршинъ они подстилаются каменною породою (глинистый сланецъ съ прослойками песчаника).

Равнина, на которой расположена Анапа, бѣдна водой. Нѣтъ на ней ни рѣкъ ни ручьевъ; только зимою и весной по ней бѣгутъ изъ юго-восточнаго хребта ручьи; но къ іюлю, даже раньше, они изсякаютъ, и равнина становится совершенно безводной. Подпочвенныя воды довольно обильны, особенно въ 2—3 верстахъ отъ Анапы; даже въ любомъ пунктѣ города можно вырыть колодецъ, но вода—глубоко и горькосоленая, во всякомъ случаѣ, негодная для питья. Юго-восточный хребетъ богатъ прекрасной питьевой водой, которая тамъ добывается и рытьемъ колодцевъ и кое-гдѣ сама выходитъ обильными источниками (напримѣръ, въ. Андреевской щели); отъ этихъ горъ, слѣдуя пониженію почвы подпочвенный поясъ изобильной хорошей воды направляется къ сѣверо-западу; этотъ поясъ, къ сожалѣнію, минуетъ Анапу, такъ какъ равнина къ морю замѣтно повышается; онъ отклоняется отъ Анапы версты на четыре и у сѣверо-восточнаго конца такъ называемый Алексѣевской слободы (пригородъ) уходитъ въ плавню. Здѣсь устроены пять большихъ водоемовъ, горизонтъ воды всегда высокъ и устроены водокачки. Въ случаѣ если бы у Анапы не было другихъ источниковъ водоснабженія, то Алексѣевскій бассейнъ далъ бы достаточное количество воды для всего города.

Что же касается низменной части Анапы (пески, плавня), то здѣсь между моремъ и плавней есть рѣчка, вѣрнѣе короткій протокъ, называемый Анапка. Лѣтъ 70 назадъ Анапка представляла еще глубокую рѣку и называлась Бугуръ * ); перейти ее въ бродъ было нельзя, и при осадѣ Анапы Меньшиковымъ въ 1828 году здѣсь былъ наведенъ понтонный мостъ. Теперь это мелкій потокъ воды, текущій по плоскому песчаному руслу съ настолько слабымъ наклономъ, что при вѣтрѣ съ моря морская вода идетъ въ плавни, при вѣтрѣ съ суши вода принимаетъ обратное теченіе. Отъ этого ближайшіе къ городу части плавни имѣютъ горькосоленую воду. Такимъ образомъ, Анапка и плавни для орошенія города не даютъ ничего.

Почвенная влага въ дождливые зимніе мѣсяцы изо- бильна, но съ конца мая она испаряется, частью уходитъ въ глубину, земля пересыхаетъ, дѣлается твердою и трескается; это продолжается до октября, когда опять начинаютъ перепадать дожди. Такая бѣдность почвы влагою въ теченіе именно лѣтняго времени вредно дѣйствуетъ на растительность. Какъ разъ въ періодъ наибольшаго роста деревья страдаютъ отъ недостатка влаги; въ самомъ городѣ плодовыя деревья, цвѣты въ іюлѣ, августѣ и сентябрѣ требуютъ поливки, безъ нея чахнутъ и плохо развиваются. Оттого въ самомъ городѣ зелени сравнительно мало, и плодовое садоводство безъ поливки невозможно.

* ) Богуръ по-черкесски.

Алексѣевскіе колодцы и водное богатство юго-восточнаго хребта даютъ Анапѣ возможность имѣть водопроводъ. Онъ и теперь есть, но даетъ мало воды, и вода проведена далеко не по всему городу; кромѣ того, водонапорная башня настолько низка, что не подаетъ воды во второй этажъ. Проектъ улучшеннаго водопровода уже составленъ и теперь приводится въ исполненіе.

Имѣть много хорошей воды для Анапы представляетъ самую насущную потребность; безъ этого городъ не будетъ ймѣть достаточно зелени, не будетъ въ состояніи бороться съ уличною пылью.

Климатъ Анапы—типичный средиземно-морской, съ лѣтнимъ бездождіемъ и зимними дождями вмѣсто снѣга; этимъ именно характеромъ отличается климатъ всего европейскаго берега Средизимнаго моря, варьируя только въ зависимости отъ широты мѣста: чѣмъ южнѣе, тѣмъ зима теплѣе, лѣто жарче, количество вѣчнозеленыхъ растеній больше. Такимъ образомъ. Анапа обладаетъ тѣмъ же свойствомъ климата какъ Константинополь, Аѳины, Марсель, отличаясь только температурой лѣта и зимы. Но въ этотъ общій характеръ климата вноситъ особенность сѣверо восточный вѣтеръ, именуемый здѣсь морскимъ терминомъ „нордъ-остъ“. Это та же итальянская „бора“.

Нордъ-остъ явленіе характерное для береговой полосы, Чернаго моря, начиная отъ Тамани (Керченскій проливъ). Выходя изъ обширныхъ прикаспійскихъ степей и плоскаго нагорья Ставропольской губерніи, этотъ вѣтеръ на берегу Азовскаго моря не представляетъ ничего особеннаго: средній по силѣ, сухой, холодный зимой, горячій лѣтомъ, онъ не доставляетъ ни населенію, ни посѣвамъ, ни садамъ ущерба. Но, начиная отъ Анапы, онъ усиливается и далѣе къ югу, слѣдуя берегу моря, сила его растетъ; въ Новороссійскѣ онъ достигаетъ наибольшей силы; къ югу отъ Новороссійска онъ опять постепенно ослабѣваетъ, и его уже слабые порывы достигаютъ только до Туапсе. Южнѣе Туапсе * ) нордъ-оста уже нѣтъ.

Въ центрѣ своего наибольшаго напряженія, въ Новороссійскѣ, нордъ-остъ, зимою называемый „бора“, является непріятнымъ, иногда грознымъ стихійнымъ бѣдствіемъ: лѣтомъ онъ сухъ и горячъ и пагубно дѣйствуетъ на растительность; зимою онъ холоденъ, рѣзокъ и часто является настоящимъ бѣдствіемъ. Начинается онъ мелкими порывами, постепенно усиливаюшимися до степени урагана. Съ началомъ нордъ-оста такой силы жизнь въ Новороссійскѣ какъ бы замираетъ, движеніе по улицамъ прекращается, магазины и дома запираются, лѣтомъ по улицамъ несется пыль, песокъ и мелкіе камни, падаетъ сорванная съ крышъ черепица и скрученные листы желѣза. Часто прохожіе падаютъ и не могутъ встать отъ силы вѣтра. Зимою брызги отъ расколыхавшейся бухты, замерзая въ воздухѣ, несутся версты на двѣ до города и буквально облѣпляютъ дома и набережныя толстымъ ледянымъ покровомъ; обледенѣлыя суда нерѣдко погибаютъ или выбрасываются на берегъ. Поэтому Новороссійская бухта далеко небезопасна для стоянки судовъ ни въ лѣтнее ни въ зимнее зремя ** ).

Въ Анапѣ нордъ-остъ бываетъ гораздо слабѣе и если достигаетъ иногда степени бури, то никакихъ бѣдствій не причиняетъ: пристань и суда отъ него, какъ сказано выше, не обмерзаютъ, только море курится „паруетъ“, какъ говорятъ здѣсь. Этр явленіе состоитъ въ томъ, что холодный нордъ-остъ, пролетая надъ моремъ, температура котораго тогда выше температуры воздуха, сгущаетъ морскія испаренія до степени видимости: кажется, что надъ моремъ несутся волны пара. Это явленіе бываетъ только въ періодъ времени съ ноября по февраль. Но въ характеръ климата Анапы нордъ-остъ вноситъ рѣзкую особенность. Зимою (съ 15 ноября по 15 февраля) въ Анапѣ при вѣтрахъ южномъ, юго-западномъ, сѣверо-западномъ тепло, температура стоитъ гораздо выше 0 и обыкновенно бываетъ +9-12°R., трава зеленѣетъ. Какъ только начинается нордъ-остъ, температура понижается и нерѣдко спускается до—15°R., и выпадаетъ снѣгъ. Но по истеченіи 3 — 4, рѣдко больше дней, лишь только перемѣнившійся вѣтеръ подуетъ съ моря, снѣгъ въ нѣсколько часовъ сходитъ, начинается прежнее тепло и почерпѣвшая было трава опять пріобрѣтаетъ свой свѣжій зеленый цвѣтъ.

Жители Анапы шутятъ: „зима прошла!“ Такихъ короткихъ зимъ въ Анапѣ съ половины ноября до половины февраля бываетъ 3—4 *** ): въ остальное время стоитъ пріятная теплая погода, солнечная, рѣже пасмурная, при чемъ изрѣдка выпадаютъ дожди.

* ) Слѣдовадо бы писать Туапсъ, а не Туапсе. Это названіе пронсходнтъ отъ черк.: ту два, псы вода=двурѣчье, между тѣмъ какъ Туапсе отъ ту два, псе душа двѣ души=двоедушіе, чго нѳ подходнтъ къ мѣстности. Такъ же прононосятъ мѣстные житеди; только пріѣзжіе продолжаютъ употреблять исковерканное наименованіе, почему-то облюбованное ими. ** ) Пастернацкій проф. Климатолѣчеб. пункты Черном. поб. Кавк., 11—12. Л. Л. *** ) Въ другихъ мѣствостяхъ Сѣвернаго Кавказа наблюдается 5 такихъ короткихъ зимъ

Чтобы имѣть болѣе полное представленіе о климатѣ Анапы, опишемъ подробно и послѣдовательно времена года. Лѣто начинается съ половины марта: въ это время тепло, солнечно, быстро подрастаетъ трава, набухаютъ почки, косточковыя деревья цвѣтутъ (абрикосы, персики), дороги сухи, но почва еще очень влажна, воздухъ довольно свѣжъ, особенно отъ заката до восхода солнца; въ апрѣлѣ распускают- ся всѣ деревья, температура воды въ морѣ достигаетъ+12—15°Р., воздухъ становится теплѣе, онъ абсолютно чистъ, потому что въ это время пыли еще нѣтъ. Это, можно оказать, по чистотѣ и свѣжести воздуха, по свѣжести молодой зелени лучшее время года въ Анапѣ. Въ маѣ все цвѣтетъ, солнце начинаетъ припекать п высушивать почву, обильно цвѣтеть пышными кистями бѣлыхъ цвѣтовъ посаженная вдоль улицъ бѣлая акація, распространяя сильный и пріятный ароматъ; изрѣдка выпадаютъ дожди, грозы рѣдки. Іюнь, іюль, августъ—самое жаркое, знойное время: начинается бездождіе, почва совершенно высыхаетъ, трава желтѣетъ и высыхаетъ, до дорогамъ, на улицахъ масса пыли; въ половинѣ августа жара и сухость достигаютъ своего наивысшаго предѣла; особенно тяжелъ въ это время нордъ-остъ: онъ несетъ съ собой по улицамъ массу пыли, песка, камешковъ, самъ онъ удушливъ и горячъ, точно изъ печи, и отнимаетъ много влаги у зелени: она тускнѣетъ. Стоящая въ то время обыкновенно жара, усиленное испареніе моря—ведутъ къ сильному напряженію электричества, которое во второй половинѣ августа обыкновенно разрѣшается сильными грозами и проливными дождями.

Сентябрь, октябрь и первая половина ноября напоминаютъ апрѣль, мартъ и вторую половину февраля: зноя нѣтъ, но тепло; ночи свѣжи и прохладны; почва дѣлается все влажнѣе отъ перепадающихъ чаще и чаще дождей: пыли нѣтъ. Къ началу ноября деревья обнажаются отъ листвы, но еще недѣли двѣ стоитъ теплая, ясная, солнечная погода (можно ходить въ лѣтнемъ); иногда такая погода стоитъ до самаго Рождества. Но обыкновенно съ половпны ноября начинается пасмурная погода; отъ времени до времени дуютъ сильные вѣтры, переходящіе въ бури: льютъ дожди, отъ чего почва совершенно размокаетъ; иногда при нордъ-остѣ возвращается маленькая „зима“; такое состояніе погода продолжается до второй половины февраля.

Таковъ апапскій климатъ въ теченіе цѣлаго года. Но ближайшее сопоставленіе метеорологическихъ данныхъ Апапы съ Ялтой и городами Кавказскаго побережья показываетъ, что Апапа въ отношеніи сухости воздуха, количества солнечныхъ дней и облачности находится въ болѣе благопріятномъ положеніи, чѣмъ ея крымскіе и кавказскіе сосѣди. Хотя Анапа стоитъ на берегу моря, но климатъ ея представляеть соедіненіе свойствъ кліматовь, морского, горнаго и степного * ). Онъ лѣтомъ имѣетъ большое сходство съ климатомъ южнаго берега Крыма, но количество солнечныхъ дней въ Анапѣ больше, чѣмъ въ Крыму и остальныхъ городахъ Кавказа.

Совершенно ясно, что Анапа очень мало уступаетъ Ялтѣ въ температурѣ, которая только приблизительно на одинъ градусъ выше; но зато Анапа превосходитъ не только Ялту, а и всѣ остальные крымскіе и кавказскіе курорты количествомъ солнечныхъ дней. Въ этомъ отношеніи Анапа не имѣетъ соперниковъ и является курортомъ совершенно исключительнымъ: Ялтѣ она уступаетъ въ влажности; что не касается остальныхъ кавказскихъ курортовъ, то всѣ они несравненно влажнѣе Анапы и вообіце, чѣмъ далѣе къ югу, тѣмъ больше количество осадковъ, отъ чего заболачивается почва и вмѣстѣ съ тѣмъ растетъ маларія; самымъ влажнымъ мѣстомъ является Батумъ съ подтропическимъ климатомъ и такою же растительностью, но и съ наибольшимъ развитіемъ маляріи. Анапа же отъ маляріи совершенно свободна.

Эта сухость воздуха, полное отсутствіе маляріи, при замѣчательной чистотѣ воздуха и совершенномъ отсутствіи комаровъ, москитовъ и мошекъ, и изобиліи солнечныхъ дней ставятъ Анапу, какъ курортъ, особенно высоко и даютъ ей исключительное значеніе. Чистота воздуха Анапы въ значительной степени зависитъ отъ того, что въ ней часты вѣтры, основательню вентилирующіе городъ. Въ этомъ отношеніи менѣе благопріятны мѣсяцы іюль и августъ, когда пересохшая почва легко обращается въ пыль. Анапское городское управленіе должно употребить всѣ зависящія мѣры къ уничтоженію пыли путемъ тщательнаго мощенія улицъ, ихъ очистки и поливки.

Море въ Анапѣ зимою, т. е. съ половіны ноября до половины февраля бурно; часто бываютъ штормы, когда по морю несутся сѣдые валы, съ воемъ и гуломъ разбиваясь у берега. Въ остальное время, особенно съ мая по сентябрь, оно спокойно; въ теченіе сезона обыкновенно бываютъ два шторма: одинъ въ началѣ іюня, предъ лѣтнимъ солнцестояніемъ, другой въ концѣ августа или началѣ сентября, предъ осеннимъ равноденствіемъ. Относительно предстоящихъ штормовъ дается за день или два предупрежденіе: вывѣшивается сигналъ на мачтѣ у казармы мѣстной команды пограничной стражи.

Отдѣлъ о климатѣ остался бы неполнымъ, если бы не было указано вліяніе климата на здоровье пріѣзжихъ и мѣстныхъ жителей. Въ этомъ отношеніи имѣется обширный опытъ и обильный запасъ наблюденій. Климатъ Анапы не вполнѣ благопріятенъ только для легочныхъ больныхъ въ болѣе поздней стадіи болѣзни; что касается начальной ея стадіи, то въ Анапѣ процессъ или проходитъ или замедляется. Во всѣхъ остальныхъ случаяхъ (малярія, малокровіе, истощеніе, ослабленіе зрѣнія, рахитъ, золотуха и т. п.) одно только пребываніе въ Анапѣ, безъ всякаго спеціальнаго лѣченія, даетъ обыкновенно блестящіе результаты, чему можно привести массу примѣровъ. Особенно это благотворное вліяніе анапскаго климата замѣтно на дѣтяхъ, вообще школьной и дошкольной молодежи. Это подтверждается какъ ежедневнымъ опытомъ, такъ и систематическими наблюденіями врачей и педагоговъ. Шесть лѣтъ назадъ, въ 1907 году, благопріятныя свойства климата дали поводъ случайно попавшей въ Анапу Е.Н. Вознесенской открыть здѣсь частную гимназію для совмѣстнаго обученія дѣтей обоего пола съ тѣмъ, чтобы она была курортной. Надежды не обманули учредительницу: чрезъ шесть лѣтъ упорнаго труда гимназія доведена была до восьмикласснаго состава и въ 1913 г. имѣла первый выпускъ — 18 молодыхъ людей, получилн свндѣтельства зрѣлости. Шестилѣтнія наблюденія, ведшіяся въ гимназіи, показали, что дѣти со слабымъ или надорваннымъ здоровьемъ, поступившіе въ гимпазію изъ другихъ городовъ, замѣчательно поправлялись и крѣпли. Этотъ ростъ поправленія въ Анапѣ здоровья не только дѣтей, но и взрослыхъ настолько установленъ даже эмпирически, ежедневной жизненной практикой, что всякому болѣющему, разстроенному нервами жители Анапы говорять: „поживете въ Анапѣ мѣсяцевъ 5—6, и опять будете здоровый человѣкъ!“

* ) Гундобинъ проф. „Врачебная Газета“ 1908 № 43

Никакихъ мѣстныхъ болѣзней, эпидемій въ Анапѣ нѣтъ; случаи эпидемическихъ заболѣваній скарлатиной, дифтеритомъ, брюшнымъ тифомъ и т. п. въ Анапѣ происхожденія, обыкновенно не мѣстнаго, а привознаго, и въ Анапѣ даль- нѣйшаго развитія не получаютъ. Установлено наблюденіемъ, что холодная зима даетъ наименыпее количество простудныхъ заболѣваній, а зима теплая—наибольшее.

Анапа лежитъ на 44°54’ с. ш., т. е. только на 14 сѣвернѣе Ялты; поэтому мы ожидали бы, что и растительность въ ней должна быть такая же, какъ въ Ялтѣ. Однако, недостатокъ орошенія и нордъ-остъ кладутъ въ этомъ отношеніи большую разницу между Ялтой и Анапой. Разница эта количественная и качественная. Нельзя, впрочемъ, не оговориться, что достаточное количество воды и болѣе внимательное отношеніе къ садоводству и цвѣтоводству значительно сгладило бы эту разницу.

Въ отношеніи качественномъ растенія и деревья въ Анапѣ не отличаются тѣмъ пышнымъ развитіемъ и ростомъ, какіе наблюдаются въ Ялтѣ. По количеству Анапа уступаетъ Ялтѣ тѣмъ, что въ ней не могутъ жить такія растенія, которыя живутъ въ Ялтѣ; въ Анапѣ не могутъ расти кипарисъ, магнолія, лавръ, бамбукъ; туя можетъ выдерживать только закрытая на зиму. Всѣ остальные растенія прекрасно могутъ расти въ Анапѣ, и если какія изъ нихъ не встрѣчаются, то только потому, что населеніе города ихъ не знаетъ: виноградъ, айва, персики, абрикосы, черешня, миндаль, грецкій орѣхъ, шелковица, черносливъ, алыча, яблоки и груши, вишня и табакъ.

Что касается винограда, то условія его воздѣлыввнія въ Апапѣ и ея окрестностяхъ несравненно лучше, чѣмъ на южномъ берегу Крыма. Въ самомъ городѣ, въ „садахъ“, т.е. по склонамъ юго-восточнаго хребта и на пескахъ (вдоль пляжа)—вездѣ виноградъ особенно успѣшно воздѣлывается и даетъ прекрасные урожаи. На склонахъ горъ и пологихъ возвышенностей при посадкѣ винограда еще употребляется плантажъ, т. е. сплошное вскапываніе земли виноградника на глубину полуаршина; на равнинѣ и на пескахъ этого не требуется: копаютъ просто канавы и садятъ чубуки (виноградные ростки); подвозки земли и засыпаніе ею канавъ не требуется. Виноградъ на зиму не закрывается. Осенью собрать сухія лозы, весною обрѣзать лозы, подвязать къ кольямъ, осыпать сѣрою—вотъ главнѣйшіе работы, а, между тѣмъ, лозы развиваются роскошно.

Виноградъ въ Анаиѣ прекрасно растетъ и на пескѣ. Долгое время пески, песчаная равнина позади пляжа, пустовали; 25 лѣтъ тому назадъ собственникъ Д. В. Пиленко первый произвелъ опытъ: посадилъ виноградную лозу въ песокъ; она принялась, и опытъ удался блестяще.

Вообще же количество десятинъ земли, годныхъ для культуры винограда, простирается въ Анапѣ и ея ближайшихъ окрестностяхъ до 2,000; въ настоящее время воздѣлывается не болѣе 600 десятинъ съ ежегодною добычею вина до 180,000 ведеръ. Если что въ настоящее время задерживаетъ развитіе здѣсь виноградарства, то это — неудобство и отсутствіе правильнаго сбыта, а также недостатокъ спеціальныхъ знаній. Настоящее правильное виноградарство ведется небольшимъ числомъ лицъ (Прокоповичъ, Пиленко, Самуриди, Шардановъ, Волковъ, Успенскій, Олейниковъ и др.); всѣ же остальные виноградари вина не дѣлаютъ, а продаетъ виноградъ названнымъ лицамъ по 1 р., по 70 к., даже по 60—50 к. за пудъ. Въ послѣднее время правительство пришло на помощь мѣстному виноградарству: командировало сюда инструктора-агронома и отпустило средства на постройку подвала для товарищества виноградарей.

Что можно сдѣлать со знаніемъ и капиталомъ, показываетъ удѣльное имѣніе Абрау-Дюрсо (250 десятинъ) въ 30 верстахъ отъ Анапы, гдѣ культивируется шампанская лоза и дѣлается шампанское.

Въ анапскомъ районѣ воздѣлываются различные сорта всевозможныхъ лозъ, но всего больше сорта алиготе и рислингъ, дающіе бѣлое вино, и кабернэ (лафитъ)—красное. Кромѣ винныхъ, воздѣлываются и столовые сорта винограда.

Вино въ Анапѣ дешево отъ 15- 20 к. за бутылку, 70 к. —1р. ведро (не включая сюда стоимости посуды); вина по 40—60 к. за бутылку уже высокаго качества, выдержанные не менѣе 2-хъ лѣтъ; въ центральной Россіи они обходятся не менѣе 1—1 р. 50 к. бутылка. При покупкѣ ведрами въ Анапѣ они цѣнятся отъ 2 р. 50 к. до 4 р. ведро.

Остальные фрукты, получаемые въ Анапѣ и привозимые изъ окрестныхъ станцій, состоятъ изъ вишень, черешень, абрикосовъ, сливъ; привозится ихъ масса и продается очень дешево. Яблокъ и грушъ вь Анапѣ не такъ много, и сорта ихъ, большею частью, не высокіе.

Въ Анапѣ отлично растетъ шелковица (тутовое дерево), и огромные корзины тутовой ягоды вывозятся на базаръ, но шелководства нѣтъ; дѣлаются только опыты. Промыселъ этотъ здѣсь былъ бы возможенъ и выгоденъ. Существуетъ въ окрестностяхъ Анапы еще особое дерево, носящее греческое названіе „скумпія“; оно не достигаетъ большого роста; стволъ и листья его издаютъ особый, рѣзкій бальзамическій запахъ; листва его идетъ на дубленіе кожъ и десятками тысячъ пудовъ вывозится изъ Анапы; стволъ дерева въ землѣ не гніетъ.

Обыкновенкые полевые растенія здѣсь—пшеница, кукуруза и подсолнечникъ. Огородные овощи даютъ на здѣшней почвѣ и при обиліи солнца отличные урожаи, и на анапскій базаръ въ изобиліи доставляются огурцы, капуста простая и цвѣтная, картофель, зеленый перецъ, баклажаны, кабачки (родъ мелкой тыквы) и, въ особенности, арбузы и дыни; цѣны на все это чрезвычайно дешевы.

Вдоль тротуаровъ по улицамъ Анапы насажена акація; при домахъ есть садики съ тою же акаціей, сиренью, бисерникомъ (tamarix) и плодовыми деревьями, больше всего абрикосовыми; кое-гдѣ встрѣчаются могучіе, развѣсистые тополи, даюшіе хорошую тѣнь. Но окрестности Анапы совершенно безлѣсны. Причина этого—обычное хищничество малокультурнаго человѣка: еще лѣтъ 50 тому назадъ окрестности Анапы и горные склоны покрыты были дубовыми и буковыми лѣсами; теперь ихъ нѣтъ: они срублены и проданы за безцѣнокъ. Благодаря этому дрова въ Анапѣ дороги: отъ 25 до 40 руб. за кубическую сажень или 15—20 коп. за пудъ. Поэтому въ настоящее время населеніе начинаетъ переходить на отопленіе каменнымъ углемъ.

Фауна Анапы никакихъ особенностей не представляетъ. Буйволовъ въ Анапѣ нѣтъ. Изъ представителей дикой фауны очень много черепахъ, достигающихъ 5—10 фунтовъ вѣса.

Водная фауна Чернаго моря у Анапы довольно богата; здѣсь ловится вь годъ до 280.000 пудовъ рыбы, частью потребляемой на мѣстѣ, частью вывозимой. Ловится барбулька (она же барболь, султанка), кефаль, сельди, камса (мелкая рыбка въ родѣ снѣжки), камбала.

Населеніе Анапы достигаетъ 15.000. Оно разноплеменно: большую половину его составляютъ русскіе, въ большинствѣ малорусы. Значительную часть населенія составляютъ греки; присутствіе ихъ въ Анапѣ объясняется отнюдь не тѣмъ, что Анапа когда-то была греческой колоніей, а тѣмъ, что греки охотно селятся по берегамъ Чернаго моря, привлекаемые выгодами торговли; кромѣ того, много грековъ вызвано было сюда изъ Трапезунта для выдѣлыванія табачныхъ плантацій. Когда же за истощеніемъ земли, табаководство сократилось, они остались здѣсь. Затѣмъ есть турки, сохранившіеся въ городѣ, 4 вѣка бывшемъ подъ властью Турціи, и армяне.

Мѣстное населеніе малокультурно, безпечно и лѣниво. Эти свойства, общіе всему населенію изъ Россіи, здѣсь еще усугубляются тѣмъ, что Анапа—курортъ, гарантирующій домовладѣльцамъ и людямъ, живущимъ трудомъ, доходъ отъ курортной публики. Поэтому цѣны на квартиры и на работу здѣсь довольно высоки, прислуга дорога. Но нужно отдать справедливость мѣстному населенію въ томъ отношеніи, что оно добродушно и ласково.

Городъ раздѣляется на 2 части: старую внутри вала и новую—за валомъ. Начинаясь оть берега моря между маякомъ и кладбищемъ, въ направленіи къ сѣверу идетъ земляной валъ со рвомъ, частью сохранившійся еще, частью сравненный съ землей. Теперь здѣсь значится улица, называемая Бульваръ графа Гудовича; дойдя до базара, валъ исчезаетъ, сравненъ съ землей, но его направленіе указывають такъ называемые Русскіе ворота, а за ними къ морю замѣтны остатки вала, упирающіеся въ море. Проведенный такимъ образомъ отъ моря до моря и отрѣзывающій выдающійся въ море мысъ, этотъ валъ обозначаетъ линію укрѣпленій. Это все, что осталось отъ земляного вала, глубокаго крѣпостного рва и высокой стѣны съ зубцами, защищавшей городъ съ суши и составлявшей грозную анапскую твердыню. Еще лѣтъ 30 тому назадъ стѣна стояла, но затѣмъ камень ея былъ разобранъ для постройкн домовъ; оставлены на память одни изъ трехъ воротъ: надъ ними сдѣлана надпись „Русскіе ворота“ и они обращены въ часовню. Внутри стѣны лежалъ турецкій городъ, отъ котораго теперь сохранились только мечеть, обращенная въ церковь св. Онуфрія, и домъ комендантскаго управленія, передѣланный теперь въ городскую гостиницу. Со стороны моря по берегу шелъ невысокій частью каменный, частью земляной парапетъ, изъ-за котораго смотрѣли въ море грозныя жерла орудій. Два-три изъ нихъ сохранились и поставлены по угламъ Русскихъ воротъ; послѣднія обнесены цѣпью, а столбами для цѣпи служатъ бомбы, брошенныя турецкимъ броненосцемъ въ городъ въ послѣднюю турецкую войну (1877—78 г.); бомбы, къ счастью, не разорвались, подобраны и теперь служатъ напоминаніемъ о послѣднемъ русско-турецкомъ столкновеніи.

За валомъ раскинулся новый городъ, выросшій только въ послѣдніе 25 лѣтъ; онъ имѣетъ явную тенденцію расти и расширяться.

Городъ протянулся дальше въ ширину, чѣмъ въ длину. Улицы прямы и широки, частсью вымощены. Двухъэтажныхъ домовъ очень мало; почти всѣ дома одноэтажные, каменные или изъ сѣроватаго анапскаго кирпича (деревянныхъ нѣтъ), крытые, большею частью, черепицей. Вообще много простора, есть полная возможность хорошей циркуляціи воздуха. Тротуары довольно широки; вымошены частью кирпичомъ и частью булыжникомъ или просто голышами. Лучшія мѣста по берегу моря занимаютъ санаторія Будзинскаго, маякъ, городской садъ.

Посѣтитель, въ первый разъ пріѣхавшій въ Анапу, скорѣе разочаруется: жарко, маловато тѣни, не видно роскошныхъ построекъ, изящныхъ скверовъ, фонтановъ, богатыхъ магазиновъ; все, напротивъ, просто, скромно, даже бѣдно. Избави Богъ, если посѣтитель попалъ сюда въ то время, когда дуетъ нордъ-остъ! Но имѣйте терпѣніе, не судите по внѣшности и не теряйте случая воспользоваться тѣми исключительными курортными благами, которыя можетъ дать Анапа. Старожилы, отлично изучившіе нравы пріѣзжей пулики, говорятъ: въ первый день пріѣзда курортные гости ругаютъ Анапу, во второй съ нею мирятся, а по истеченіи недѣли начинаютъ любить. Прожившій одинъ сезонъ оцѣниваетъ настоящее значеніе курорта и обыкновенно дѣлается его постояннымъ гостемъ, если онъ не ищетъ блеска, развлеченій, веселаго препровожденія времени.

Какіе же курортныя блага даетъ Анапа? Это—несравненныя морскія купанья, одинъ изъ лучшихъ на Черномъ морѣ песчаный пляжъ, замѣчательно чистый и сухой воздухъ, полную безопасность отъ маляріи, особое изобиліе солнца, лѣчебный виноградъ болѣе дешевый, чѣмъ гдѣ-либо, цѣлебную грязь, особый укладъ городской жизни, какъ нельзя болѣе способствующій отдохновенію и лѣченію, и, въ дополненіе ко всему этому, тѣ курортно-лѣчебныя учрежденія, которыя созданы людьми съ иниціативой, самоотверженіемъ и сильною волей.

Анапа, какъ сказано выше, съ трехъ сторонъ омывается моремъ. Въ ясный солнечный день густая синева моря, въ которую какъ бы вправлена Анапа, представляетъ дивное зрѣлище. Никакой другой крымскій или кавказскій курортъ не представляютъ такого исключнтельно благопріягнаго сочетанія моря и суши; у другихъ городовъ или прямая, безъ извилинъ, линія берега, какъ, напримѣръ, въ Гаграхъ, Евпаторіи, Алуштѣ. Сочѣ, Туапсе,Адлерѣ, или излучина моря, вдающаяся въ сушу, какъ въ Ялтѣ, Новороссійскѣ, Гелленджикѣ, Сухумѣ, Батумѣ.

Ломаная линія анапскаго берега образуетъ въ предѣлахъ города протяженіе не менѣе 5—6 верстъ, а если сюда прибавить протяженіе песчанаго пляжа до санаторіи Бимлюкъ д-ра Будзинскаго, то получится линія не менѣе 10—12 верстъ длиною; этой такой просторъ, о какомъ не можетъ мечтать ни одинъ черноморскій курортъ.

На всемъ этомъ громадномъ разстояніи море вполнѣ доступно для купанья не только взрослыхъ, но и малолѣтнихъ. Глубина моря увеличивается медленно и постепенно и едва саженяхъ въ 50 отъ берега достигаетъ взрослому человѣку до плечъ; это благопріятное условіе увеличивается еще тѣмъ, что нигдѣ, на протяженіи всего анапскаго берега, въ морѣ нѣтъ ни обрывовъ, ни ямъ, ни внезапныхъ пониженій и уступовъ дна.

На этомъ громадномъ пространствѣ берега курортные гости Анапы могутъ найти купанье по своему вкусу. Они и купаются по всему этому пространству. Но наилучшія и излюбленныя мѣста купанья на анапскомъ берегу слѣдующія: за кладбищемъ, въ Малой бухтѣ, въ большой городской купальнѣ, при началѣ пляжа у города и на самомъ песчаномъ пляжѣ.

За кладбищемъ, которое занимаетъ одно изъ лучшихъ мѣстъ берега, къ морю съ высокаго берега (до 15 сажень) сдѣланъ широкій и пологій спускъ. Внизу море окаймлено не широкимъ пляжемъ—саженъ 5—6 изъ крупной и мелкой гальки сѣраго цвѣта. Дно моря здѣсь каменистое, но при необычайной прозрачности воды купанье удобно, а удовольствіе оть купанья вслѣдствіе простора, свѣжести и чистоты воды несравненное; просторъ и свобода здѣсь полные, и купающіеся даже не мѣшаютъ другъ другу. Приспособленій для купанья здѣсь нѣтъ никакихъ, но прибрежная галька настолько перемыта прибоемъ, что здѣсь удобно раздѣваться и одѣваться прямо на камняхъ. Для любителей ранняго купанья удовольствіе здѣсь увеличивается тѣмъ, что купанье происходитъ въ тѣни, отбрасываемой высокимъ берегомъ. Второе купальное мѣсто—такъ называемая Малая бухта; любители турецкихъ названій предполагаютъ говорить Кучукъ-бухта. Это небольшой заливчикъ, вдающійся въ сушу между санаторіей Будзийскаго и городскимъ садомъ. Здѣсь устроены двѣ небольшіе купальни, женская и мужская. Дно здѣсь не такъ прозрачно, какъ за кладбищемъ; причина этого лежитъ въ томъ, что благодаря вдающемуся въ сушу заливу волненіе моря здѣсь всегда слабѣе и занесенный сюда илъ и глина не относятся опять моремъ, а отлагаются на днѣ тонкимъ слоемъ; этотъ слой при купаньи ясно чувствуется ногами на разстояніи сажень 10—15 отъ берега, и онъ-то отнимаетъ у воды ея полную прозрачность. Впрочемъ, это обстоятельство нисколько не мѣшаетъ купанью. Въ Малой бухтѣ число купающихся весьма велико, при чемъ они купаются не только изъ купаленъ, но и прямо съ берега. Влѣво отъ женской купальни всегда купаются женщины и дѣти; вправо отъ мужской купальни, подъ утесами городского сада, купаются мужчины.

Главное или вѣрнѣе показное мѣсто купанья — по сосѣдству съ пристанью. Здѣсь выстроена обширная, можно сказать, великолѣпная, изящнаго стиля, городская купальня съ обширными бассейнами, номерами и общими раздѣвальнями. Дно здѣсь каменистое; кое-гдѣ проходятъ невысокія каменныя гряды. Впрочемъ это неудобство сейчасъ устраняется; камни выламываются и убираются со дна. Вода здѣсь такъ же чиста и прозрачна, какъ за кладбищемъ, и купанье одно изъ лучшихъ по получаемому удовольствію и удобствамъ. При купальнѣ устроено приспособленіе для солнечныхъ ваннъ.

Третье мѣсто купанья, не показное, но любимое публикой, особенно женской и дѣтской, больше всѣхъ прочихъ —это начало песчанаго пляжа у города. Здѣсь на пространствѣ, начинающемся отъ высокаго берега и до протока Анапки, на протяженіи около полуверсты, при ширинѣ почти въ 80 саженъ, сосредоточились въ нѣкоторомъ отдаленіи отъ моря площадка Анапскаго общества содѣйствія физическому воспитанію дѣтей, построенныя городомъ грязелѣчебница, морскія, солнечныя и песочныя ванны; на самомъ же пляжѣ построены двѣ небольшихъ купальни: мужская и женская, поставлены скамьи съ навѣсами, поставлено нѣсколько приспособленій для дѣтской гимнастики, и нѣсколько далѣе—безплатныя купальни: мужская и женская.

Здѣсь, можно сказать. царятъ дѣтскій крикъ и смѣхъ, —такая масса дѣтей съ родителями приходятъ сюда и проводятъ здѣсь большую часть дня; одни приходятъ, другіе уходятъ, но толпа шумитъ и кишитъ здѣсь цѣлый день.

Въ 12 часовъ дня все это пространство особенно полно купающимися дѣтьми и взрослыми; родители выводятъ всю свою дѣтвору, начиная отъ 2—3-лѣтняго возраста. Морѳ или сердито набѣгаетъ на берегъ длинными грядами волнъ съ бѣлыми гребнями, или ласково и чуть сльшно шелеститъ у песка слабымъ прибоемъ. Во всякую погоду, кромѣ, конечно, бури. когда купанье невозможно, море здѣсь привлекательно. Вода здѣсь прозрачна, дно медленно, постепенно и правильно понижается, и еще въ 50 саженяхъ отъ берега вода доходитъ взрослому только до груди; дно состоитъ изъ самаго мелкаго бѣлаго песка, который то лежитъ ровнымъ слоемъ, то располагается морщинками, слѣдуя двпженію волнъ. Вода, благодаря прозрачности и малой глубинѣ нагрѣвается здѣсь въ періодъ іюня по середину августа до 22—24° R.

Дѣти, самыя даже маленькія, въ восторгѣ отъ купанья, играютъ у самаго берега, или бѣгаютъ по водѣ; нѣкоторыя играютъ съ набѣгающей волной, то бросаясь навстрѣчу ей, то спасаясь бѣгствомъ, когда она окатываетъ ихъ пѣной. Это составляетъ неистощимый источникъ веселья для участниковъ и зрителей. Тутъ же группы дѣтей роются въ пескѣ, возводятъ свои песчаныя постройки, рѣзвятся, упражняются на гимнастическихъ приборахъ.

Четвертое мѣсто для купанья—это знаменитый Анапскій песчаный пляжъ, чистый и свободный отъ всякнхъ построекъ, который продолжается за Анапкой по городской землѣ на разстояніи 10 верстъ, и дальше не менѣе 40 верстъ. Тамъ условія купанья такія же, какъ только-что описанныя, но на просторѣ; песокъ и вода тамъ чище, вслѣдствіе полнаго отсутствія какихъ бы то ни было городскихъ отбросовъ.

Надо, однако, замѣтить, что послѣ сильныхъ бурь съ сѣверо-запада на нѣкоторыхъ пунктахъ анапскаго берега скопляются прибитыя волной морскія водоросли (по мѣстному „камка“), которыя, по истеченіи нѣкотораго времени, загниваютъ и издаютъ легкій запахъ сѣроводорода; это явленіе наблюдается и въ другихъ мѣстахъ (напр. въ Евпаторіи). Камка, впрочемъ, во время сезона немедленно убирается.

Таковы внѣшнія условія морскихъ купаній въ Анапѣ. Начинаютъ здѣсь купаться рано; уже въ половинѣ апрѣля нѣкоторые начинаютъ купаться при температурѣ воды 12—14° R. Къ половинѣ мая температура воды въ морѣ у береговъ Анапы достигаетъ minimum 15º R. и здѣсь постепенно продолжаетъ повышаться. Въ началѣ іюня она бываетъ 17—19 R., а съ половины іюня до половины августа держится въ предѣлахъ 18—22°. На пескахъ температура воды выше на 1°, благодаря малой глубинѣ у берега и особой прозрачности воды. Съ половинѣ августа температура воды идетъ на убыль и къ 15-му октября достигаетъ 10—12º R. Въ сентябрѣ и октябрѣ еще есть купающіеся; послѣ 15-го октября купанье совершенно прекращается.

Къ характеристикѣ солености въ морѣ у береговъ Анапы нужно отмѣтить, что отъ самаго Благовѣщенскаго лимана, въ 16-ти верстахъ къ сѣверу отъ Анапы, и до Сукко, въ 15-ти верстахъ къ югу отъ нея, въ море не впадаетъ ни одного прѣсноводнаго источника. Кромѣ того, лѣтняя высокая температура воздуха обусловливаетъ сильную испаряемость морской воды, а происходящую отъ этого концентрацію солености въ теченіе лѣтняго бездождія нисколько не ослабляетъ притокъ атмосферной влаги. Отсюда понятно, что соленость у береговъ Анапы не менѣе 17,6 частицъ соли на 1000 частицъ воды.

20 іюня 1914 г. Анапа.

В. П. Щепетевъ.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Статьи о городе

История Анапы
Первые санатории Анапы
Целебные источники Неберджай
Анапский маяк
Большой Утриш и легенда о Прометее.
Долина Абрау-Дюрсо
Долина лотосов
Замок «Львиная голова» в Сукко
Склеп Геракла
Пустынь Феодосия Кавказского
Масонское кладбище в станице Тамань
Долина Сукко
Легенда о Пшаде
Пшадские водопады
Легенда об анапских амазонках
Русские ворота
Дольмены
Древние жители скалистого побережья
Джемете
Памятный знак матери Марии
Анапа. Историко-географическій очеркъ.
Бестужев Александр Александрович
Безкровный Алексей Данилович
Веселовский Николай Иванович
Будзинский Владимир Адольфович
Некрас Игнат Федорович
Корытин Андрей Сергеевич
Майор Витязь
Пиленко Дмитрий Васильевич
Толмазов Иван Дмитриевич
Щепетев Виктор Петрович